Авторитеты медицинской науки, как наши, так и зарубежные, давно изрекли и написали в многочисленной медицинской литературе, что создание универсальных лекарств невозможно и что нужно подбирать (создавать) лекарство для каждого штамма (человека терзает болезнь, а они определяют, какой штамм и как его лечить).   

Мною же предложен первый в мире универсальный растительный препарат, который эффективно подавляет любые болезнетворные бактерии во всем желудочно-кишечном тракте человека, независимо от их штаммов и мутаций, включая и те, которые могут появиться через сотни и тысячи лет. Этот препарат полностью и очень убедительно опровергает мнения этих ученых, независимо от того, нравится это или не нравится кому-нибудь. Это открытие в медицинской науке мирового уровня. Это открытие дает медицинской науке правильный вектор в разработке лекарств будущего. Это поворотный пункт в истории развития медицинской науки и медицины. И не признать открытие со стороны ученых мужей означает расписаться в своей некомпетентности, непрофессионализме и невежестве, да еще при этом влипнуть в историю развития медицинской науки и медицины, выставив себя на посмешище как нынешнего, так и будущих поколений.   

После получения патента на лечение водным настоем сухих корок плода граната (1999 г.) я обратился в фармкомитет Минздрава с просьбой разрешить применение этого природного препарата, в том числе и по новому назначению, т. к. врач Гиппократ лечил им дизентерию. Сведения об этом содержатся в научной литературе издания АН СССР и других изданий. В чем мне было отказано потому, что растение гранат не содержится в "Государственной фармакопее" (дуб есть, береза тоже, а граната нет). Врач Гиппократ около 2500 лет назад излечивал дизентерию за 5 часов. Современная медицина излечивает дизентерию за время в 100 раз большее. Следовательно, по лечению только этого заболевания за 2500 лет наша медицина деградировала в 100 раз. А по другим заболеваниям? А не приблизилась ли наша медицина по деградации к 2500 раз по лечению некоторых других заболеваний? Но, судя по неизлечимой ВИЧ-инфекции и СПИДу, мы приблизились не только к 2500 раз, но даже достигли бесконечности.   

После этого я написал большую статью "Забытый Гиппократ и лечение растениями", газета "Русский Вестник", № 50-51, 1999 г.   

Четверть века назад в Российской государственной библиотеке (РГБ, но тогда она называлась иначе) я ознакомился с отчетом американских ученых по исследованиям и проверке наукой самой себя, проведенным по заказу крупного бизнеса США. Как выяснили ученые США, в любой науке количество людей с высоким творческим потенциалом (т. е. тех, кто действительно внес новое в науку) составляет от 1% до 1,5% ученых. Остальные 98,5-99% ученых являются людьми с низким творческим потенциалом или, как они назвали, трутнями в науке. Эти ученые не способны внести что-то новое в науку (в России издавна говорили: у него Божий дар или они без дара Божиего). В дальнейшем, для краткости, будем говорить об 1% и 99% ученых, да это и ближе к истине, т. к. многие из этого 1% вынуждены были брать в соавторы своих руководителей, начальников и т. д. Этот 1% ученых с высоким творческим потенциалом как бы заранее запрограммирован на большой успех того дела, которое они сами выбрали, причем с минимальным расходованием средств для фирмы. Ученые с низким творческим потенциалом (99%) нередко втягивают фирмы в большие, дорогостоящие проекты с непредсказуемым или сомнительным результатом. А некоторая часть из этих 99% ученых склонна к дорогостоящим, откровенным авантюрам в науке.   

Подготовка одного ученого в США стоит многие сотни тысяч долларов, а тут на каждого одного настоящего ученого приходится 99 трутней в науке. В США попробовали сэкономить на этих трутнях в науке. Общее количество ученых сократили в 2 раза, а особо одаренным людям, проявившим себя на олимпиадах, с отличием закончившим школы и институты, создали вертикальный лифт в науку. По прошествии достаточного времени подвели итоги и прослезились. Опять получилось соотношение 1% и 99%, а ведь общее-то количество ученых сократили в 2 раза, и проиграли в 2 раза, т. к. количество ученых с высоким творческим потенциалом тоже сократилось в 2 раза. Сделали вывод, что здесь заложен какой-то фундаментальный, неизвестный закон природы, в котором трутни тоже необходимы. Приняли решение восстановить прежнее количество ученых. А количество ученых с высоким творческим потенциалом довести до 2-3% за счет скупания за очень большие деньги ученых с высоким творческим потенциалом в других странах (не тех, кто показывает дипломы с научными степенями и званиями, а тех, кто уже внес весомый вклад в науку). Это дорогостоящее скупание мозгов обходится намного дешевле, чем содержать целую армию 99% трутней в науке. Причем платят этим людям чрезвычайно высокие зарплаты даже по меркам США. А 99% ученых, объединяясь, занимают высокие руководящие должности в науке и на производстве. В отличие от них 1% не склонен к объединениям, да и объединяться-то ему не с кем. На прямой вопрос большого бизнеса: помогают ли эти 99% ученым из 1%, не мешают или мешают, последовал прямой ответ: создают проблемы и мешают. Дали рекомендации руководителям крупных фирм: выявлять у себя на фирме этих ученых (т. е. из 1% или золотые воротнички), выводить из подчинения всех своих чиновников и подчинять лично себе. Платить высокую зарплату и предоставить им возможность заниматься тем, чем они пожелают (эти люди сидеть без дела не могут, а мозг их постоянно работает и дома, и на работе). Один раз в 3-6 месяцев приглашать таких людей в кабинет на чашку чая или кофе, интересоваться их делами и выяснять, не нужна ли им какая-нибудь помощь. Если даже этот человек займется работой, не имеющей отношения к профилю фирмы, то все равно его работа обеспечит процветание фирмы на ближайшие 20-30 лет.   

ОФОВИПИ СССР
Возобновление деятельности Фонда Выздоровление в легальном правовом поле